中文 English Русский 한국어
Постижение Китая
2021-09-08 10:03:00

 В 1985 году мне, молодому преподавателю Пермского университета, недавно защитившему в МГУ кандидатскую диссертацию, предложили поехать в одну из зарубежных стран в качестве преподавателя русского языка и литературы. Через некоторое время выяснилось, что Министерство Высшего и среднего специального образования СССР предлагает мне поехать в Китайскую Народную Республику.

 Я сразу же согласился. Я мало что знал тогда о Китае, но меня всегда интересовала эта великая страна с древней историей. В детстве я любил читать китайские сказки, а став постарше, с интересом разглядывал картинки в книге, где были фотографии Великой Стены, Храма Неба и Запретного города. Я знал, что мой отец, Вадим Вадимович Кондаков (к тому времени уже 10 лет ушедший из жизни), завершил свою Вторую мировую войну в Харбине. У нас дома сохранились некоторые небольшие вещицы, привезенные им из Китая.

 Я оказался включен в группу из 12 преподавателей, направленных для преподавания в университетах Китая, расположенных в Пекине, Харбине, Шанхае, Нанкине, Сиане. Мне выпало работать в Шанхае, в Восточно-Китайском педагогическом университете. Как вскоре выяснилось, это был первый педагогический университет в Китае. Вскоре я сделал вывод, что это действительно очень хороший университет, где обучение студентов проводится на самом высоком уровне, с использованием современных достижений науки.

 Мои китайские коллеги

 В период работы в Восточно-Китайском педагогическом университете я, естественно, прежде всего имел дело с преподавателями-русистами. Все они были прекрасными специалистами, великолепно владевшими русским языком. Некоторые из них в 1950-е годы учились в Советском Союзе, в МГУ, другие учили русский язык в Китае. Это были очень разные по своему характеру люди, но очень многое их объединяло. В моём сознании вскоре сформировалось особая категория, которую я стал использовать для обозначения этих людей, – «Китайский Русист».

 Удостоверение иностранного специалиста Восточно-Китайского педагогического университета

 Хотелось бы вспомнить имена всех китайских преподавателей, работавших рядом со мной, – но таких было очень много, и список оказался бы слишком длинным.

 Назову пока тех, с кем мне приходилось общаться чаще всего. Это заместитель декана факультета иностранных языков (отвечавший за подготовку студентов по русскому языку) Юй Чжэньцю – прекрасный администратор, очень добрый и внимательный человек (я его всегда уважительно называл «Лао Юй»).

 Профессор Чжу Исэнь – выпускник МГУ, автор книг о творчестве А. Чехова, переводчик его произведений, – и его жена, зав. кафедрой русского языка Чжэн Вэньюэ.

 Профессор Сюй Циндао, переводчик произведений Н. Гоголя и М. Салтыкова-Щедрина, знаток китайской культуры, работавший в дальнейшем в Институте стран Азии и Африки МГУ в качестве преподавателя китайского языка, большой любитель русского театра.

 Профессор Фэн Цзэнъи – выпускник МГУ, автор книг о творчестве Ф. Достоевского, переводчик.

 Доцент Сюй Чжэнья – преподаватель литературы, переводчик произведений 1970–1980-х годов; он рассказал мне, как можно, используя китайскую традиционную гимнастику, одолеть недуги организма.

 Доцент Цао Говэй– прекрасный преподаватель и переводчик русской советской литературы второй половины XIX века, с которым мы много беседовали о судьбах русской советской литературы.

 Доцент Ван Цзиган – лингвист, великолепно говоривший на русском языке (хотя никогда не бывавший в России).

 Профессор Тун Сяньган – великолепный лингвист, хороший организатор, в дальнейшем ставший ректором одного из университетов Шанхая.

 Доцент Ма Лань – очень добрая и отзывчивая женщина, наделенная прекрасным чувством юмора, переводчик произведений И. Штемлера.

 И люди, ставшие особенно близкими, преподаватели и переводчики, помогавшие в решении многих бытовых проблем, не жалевшие своего времени, – Фэн Тяньсян и Ши Гоань. Этот большой список можно было бы продолжить, назвав и другие имена, – Дин Вэньли, Чжан Чанъюнь, Яо Ифэй, Чэнь Юнчан, Гао Вэйи… Все эти китайские русисты стали добрыми друзьями, и отношения со многими из них поддерживались на протяжении многих лет после отъезда из Китая.

 … «Иных уж нет, а те далече…». Вечная память тем из них, кто уже покинул этот мир… В моих благодарных воспоминаниях они навсегда остались такими же добрыми и светлыми людьми, какими я узнал их в уже далёком 1985 году.

 Б.В. Кондаков и выпускники-стажеры и преподаватели. Май 1986 г.Первый ряд - выпускники-стажеры: Ма Хайянь, Чжэн Чжунъян, Хао Янь, Чжэн Сяосинь, Ли Цзин, Ван Линь, Ли Шэнцзюнь

 Второй ряд - преподаватели: Сюй Циндао, Юй Чжэньцю,Чжу Исэнь, автор, Тун Сяньган, Фэн Цзэнъи, Ван Цзиган

 «Китайский Русист» в памяти

 Китайские русисты были людьми высокой культуры, с богатым внутренним миром, которые не только хорошо знали русский язык, но и глубоко понимали как русскую, так и китайскую культуру. Они были очень мудрыми и отзывчивыми людьми и всегда были готовы прийти на помощь, разъяснить традиции и обычаи своей страны, показать достопримечательности города и рассказать об его истории. Посредством дальнейшего обмена мнениями с коллегами из университетов других провинций Китая нетрудно обнаружить, что эти благородные качества являются общими чертами личности «китайских русистов».

 Почти все русисты, работавшие в Восточно-Китайском педагогическом университете, активно занимались переводом русской литературы – либо классической (произведений А. Пушкина, Н. Гоголя, Ф. Достоевского), либо современной (произведений Ю. Трифонова, С. Залыгина, В. Астафьева, В. Распутина, И. Штемлера и других). В Советском Союзе в это время началась перестройка, следствием которой стала издание многих художественных произведений, которые ранее находились под запретом, и меня поражало, как оперативно реагируют в Китае на новейшие публикации в СССР: не успевало произведение появиться в одном из журналов, как его сразу же начинал переводить кто-либо из моих коллег из Восточно-Китайского педагогического университета. В Китае я впервые прочитал произведения В. Набокова, Б. Пастернака, А. Солженицына, над переводами которых трудились преподаватели.

 Общение с китайскими русистами вскоре показало, как тщательно они работают с текстом художественных произведений: иногда мы с ними часами обсуждали отдельные фразы (или даже слова), чтобы понять оттенки их смысла и эмоциональное впечатление, которое они могут вызывать у российских читателей.

 На углубленное проникновение в смысл Слова был нацелен и учебный процесс в китайском университете, о чем говорили необычные (для меня) названия предметов – «Аналитическое чтение», «Синтетическое чтение» – вместо более привычных «советскому преподавателю» названий «Русский язык», «Русская литература» и др. В дальнейшем я понял, что такая углубленная работа с текстом, его смыслами, интерпретациями и связанными с ним эмоциональными впечатлениями читателя проистекает из древней китайской традиции работы с классической литературой. Когда я вернулся в Советский Союз и стал заместителем декана филологического факультета, я ввел в учебный процесс наших студентов специальный курс, похожий на тот, который вёлся для китайских студентов, – «Анализ художественного текста».

 Мои китайские студенты

 Очень хорошее впечатление на меня произвели и китайские студенты: они были очень внимательными учениками, стремившимися получить от преподавателя максимум знаний. Особенно много довелось мне работать с двумя магистрами – Бэй Вэньли («Володей») и Ван Чжэн («Димой»), – которые поразили меня своей вдумчивостью, настойчивостью, глубоким уважением к культуре во всех её проявлениях. Они стали и моими главными проводниками в познании китайской жизни. В дальнейшем жизнь показала, что их большие способности оказались реализованы, и они оба сделали успешную карьеру. Я желаю им обоим новых достижений в их деятельности на благо Китая!

 Занятие Б.В. Кондакова со студентами 3 курса. Тема: «Творчество М. Горького после Октябрьской революции». Май 1986 г.

 Мои китайские друзья

 Много общаться мне приходилось с группой стажеров – университетских преподавателей русского языка, приехавших в Шанхай из разных провинций для повышения своей квалификации. Это были очень интересные молодые люди, обладавшие жизненным опытом, детство и юность которых пришлись на сложный период китайской истории (что несколько помешало в овладении специальностью), стремившиеся как можно быстрее наверстать упущенное, чтобы стать настоящими преподавателями.

 Б.В. Кондаков и выпускники-стажеры. Май 1986 г.Ма Хайянь,Чжэн Сяосинь, Хао Янь, автор, Чжэн Чжунъян, Юань Янань, Ван Линь, Ли Цзин, Ли Шэнцзюнь

 В 2021 году филологический факультет Пермского университета произведет первый набор российских студентов, которые будут обучаться по направлению «Педагогическое образование» в качестве будущих преподавателей китайского языка. Первый выпуск этого набора состоится только в 2026 году, но из различных районов Пермского края уже стали поступать заявки на этих педагогов. Китайский язык постепенно становится одним из основных иностранных языков, изучаемых в нашем регионе. Когда я вернулся в свою страну, то понял, что одна из важнейших задач, стоящих теперь передо мной, – развитие отношений между Россией и Китаем. Работа в этом направлении сначала продвигалась медленно. Осуществлению этой цели были посвящены мои последующие поездки в Китай, во время которых проводились переговоры с разными университетами, читались лекции для китайских студентов и преподавателей.

 Есть и пока неосуществленные мечты: открыть на филологическом факультете новое направление – Востоковедение (с китайским языком как основным) – и соответственно кафедру китаеведения (синологии). Не удалось пока нашему университету получить возможность иметь свой филиал Института Конфуция… Это задачи уже следующего десятилетия…

 Автор: Кондаков Борис Вадимович, доктор филологических наук, профессор, декан филологического факультета Пермского государственного национального исследовательского университета

Автор :    Источник : 黑龙江省人民政府外事办公室    Редактор : Чжан Цайся
Поделиться