中文 English 日本語 Русский 한국어
Господин Сюэ : «Наши нации не беспокоятся о потере идентификации»
2017-10-25 14:44:00

 Как сказал великий писатель, все счастливые семьи похожи друг на друга. В Приморье много счастливых семей, собенно интересны семьи межнациональные. В преддверии конгресса народов мы решили рассказать об одной из них — семье господина Сюэ. Он китаец, а его жена Лена — русская. Вместе супруги двадцать один год. Повстречались во Владивостоке и остались здесь жить. Уезжать не собираются.

 В рабочем кабинете господина Сюэ просторно и невычурно. О том, что здесь трудится китайский издатель, публицист (в прошлом), магистр юриспруденции, переводчик и бизнесмен, говорит разве что бамбуковый столик для чайных церемоний. На стенах кабинета картины российских, приморских художников — это лишь небольшая часть коллекции господина Сюэ. Большинство полотен пока находится в Суйфэньхе, в картинной галерее, принадлежащей китайскому подданному России. Но там они ненадолго: вскоре галерею придется закрыть. Нести культуру в массы стало невыгодно. А надо содержать семью и двух дочек учить, причем учить в Китае, чтобы они познали свою вторую родину и выучили ее язык. Потому что первая родина для них — Россия. Так получилось.

 Со своей женой Сюэ познакомился более двадцати лет назад. История знакомства напоминает сказку о Золушке, только в Приморском варианте. Произошло это в конце девяностых. Россию потряхивало накануне дефолта. Китайское представительство одной из торговых компаний в центре Владивостока казалось местом стабильности и неброского достатка. Будущей жене Сюэ, Леночке, было тогда всего 16, и прибегала она к подруге своей мамы, уборщице. У той всегда был вкусный чай и иностранные сладости. Дома у Леночки такого не было, росла она на Чуркине, в неблагополучной семье. А еще не было у нее белого бального платья, а в раздевалке представительства было — кто-то его забыл, наверное, а может, оно выпало из партии товара. Леночка не понимала, что платье свадебное, но любила надевать его и кружить в своем юном танце. Именно в представительстве впервые и встретил ее Сюэ. Впрочем, тогда он отнесся к ней, как к забавному, неизбалованному ребенку.

 — Смешная, красивая была девчушка, — вспоминает он свое первое знакомство с будущей женой. — Ребенок совсем.

 Потом грянул дефолт, и представительство закрылось. Сюэ уехал в Китай и вернулся в Россию только через два года. Очень хочется написать, что все это время ему снилась девочка, кружащаяся в белом платье. Но нет. Про девочку Леночку китайский бизнесмен просто забыл. И тем более удивительно, что, встретившись через два года у кинотеатра Уссури, они узнали друг друга. Сюэ поинтересовался, как живет старая знакомая. Потом приехал к ней домой, привез гостинцы. Огляделся в квартире на Чуркине. И тут же увез Лену с собой. Через год у них родилась первая дочка.

 Прошло двадцать лет. Все двадцать лет Елена была рядом. Поддерживала в трудные времена, воспитывала детей, занималась самообразованием. Когда Сюэ говорит о своей жене, в его голосе столько тепла и благодарности, что то, что он произносит, немного удивляет.

 — Я не могу сказать, что влюбился без памяти, — вспоминает Сюэ. — Да, Лена была молода и красива, такой румянец во всю щеку, но главное было не это. Я вот как-то сразу почувствовал, что именно эта русская женщина будет со мной и в радости, и в горе. Она настоящая. Раньше, наверное, таких, как она, в России было больше. К сожалению, мир изменился. Сегодня женщин, которые могут стать верными и преданными женами, все меньше и меньше.

 Да, меня восхищают деловые дамы, с ними легко и приятно вести дело, они образованны гораздо лучше, чем моя жена, но я бы никогда не женился ни на одной из них. Потому что для восточного мужчины важно, чтобы за стенами его дома были покой и гармония. И да, хочется, чтобы жена зависела от мужа. Потому что в этом случае она всегда будет с ним: не уйдет, не предаст, не выбьет почву из-под ног в самый неподходящий момент. Но и мы делаем все, чтобы наши жены ни в чем не нуждались. Такие традиции. Такое воспитание. Такие китайские семьи.

 Для того, чтобы семья ни в чем не нуждалась, Сюэ приходилось много работать. Иногда даже жертвовать своими проектами, которые приносили удовлетворение, удовольствие, пользу, но отнимали много времени и, самое главное, финансов. Так, господину Сюэ пришлось проститься с газетой «Восточный мост», которую он издавал сам на свои деньги, причем сам и писал, и верстал, и переводил. Сейчас ему придется закрыть галерею, потому что обучать за границей сразу двоих детей — дело затратное (дочери-студентки выросли неизбалованными: учась в Нанкине, живут в обычном общежитии).

 — Мы выбрали университеты в Китае, потому что дети должны знать страну своего отца, — рассказывает господин Сюэ. — Пока они знают только страну матери. Потому и учатся на факультете китаеведения. Им легко дается не только язык, но и вся культура великой страны легко укладывается в сознании. Интересно, что, поженившись во Владивостоке больше двадцати лет назад, необычная семья не вызвала какого-то повышенного внимания к себе. Соседи были благожелательными и уважительными, общие знакомые тоже благосклонно приняли выбор 18-летней Лены и 35-летнего Сюэ. Хорошо отнеслись к Елене и в большой китайской семье Сюэ. Мама, папа, два брата и сестра — все были рады русской жене. Не возражала и китайская диаспора, которая тогда еще существовала во Владивостоке.

 — Я знаю, что многие диаспоры не приветствуют межрасовые браки, — рассказал господин Сюэ. — У нас этих проблем не было. Думаю, так получилось потому, что и Россия, и Китай — два великих народа, два больших государства. Мы даже на уровне подсознания не боимся того, что наши нации исчезнут, народы ассимилируются. Люди России и Китая могут не обременять себя расовыми предрассудками. Конечно, на уровне геополитики можно рассуждать о китайской экспансии. Но обычные люди, поверьте, относятся к этому совсем иначе. Наша семья — этому доказательство.

 Несмотря на то, что Сюэ родился и вырос в Суйфэньхе (в этом приграничном городе до сих пор живет его большая семья — у родителей Сюэ четверо детей), никто не стал настаивать на том, чтобы девочки учили китайский или жили у родственников.

 — Вокруг моих дочек был русскоговорящий мир, им в нем было комфортно и счастливо, зачем портить им детство, — говорит восточный муж русской красавицы. — Всему свое время. Сегодня язык и культуру Китая мои дочери учат в университете, в котором учился их отец.

 Русским, кстати, господин Сюэ владеет в совершенстве. У него богатый словарный запас и лишь небольшой акцент. Трудно поверить, что этот человек — сын железнодорожного чиновника из Суйфэньхе, человека, безусловно, образованного и современного, но ни разу не бывавшего в России до того момента, пока там не оказался его сын. Елена учить китайский не стала, муж не заставлял.

 Отец и муж межнациональной семьи ни разу не пожалел, что остался в России. Конечно, он приезжает в Китай, каждый год в гостях бывают мама, папа, братья и сестра. Интересно, что именно на работе у отца Сюэ впервые познакомился с людьми из России, тогда еще СССР.

 — Это были годы моего детства — начало семидесятых. Тогда в Китай ездили дипломаты, сотрудники полпредств, и я понимал, понимал без обид, насколько граждане великого СССР интеллигентнее нас. Захотел стать таким же. Поступил в университет, выучил русский язык, изучил культуру России. Потом поступил в аспирантуру. После этого работал в Пекине. А затем, во время российско-китайского кризиса, меня отправили из столицы, наверное, за излишние симпатии к русскому народу.

 Тогда Сюэ и приехал во Владивосток. Увидел море, которое до этого не видел никогда, и ему показалось, что где-то эта картина уже всплывала перед ним. Увидел 18-летнюю Лену и понял, что женится на ней. Появились дети, и он осознал, что вот она — самая большая радость в жизни. И национальность тут ни при чем.

 — Самое замечательное, что может быть в семье, и неважно какой она национальности, это детский смех, — уверен господин Сюэ. — Если он радует вас, как бы вы ни устали, как бы ни сложился ваш день, значит, вы хороший человек и никакие беды и горести вам не страшны. Вам есть ради чего жить. Это чувство интернациональное, как интернациональны добро, взаимовыручка, честность.

 Хороший человек или плохой, порядочный или нет — это не зависит от того, в какой стране ты родился, уверен Сюэ.

Автор :    Источник : Приморская газета    Редактор : Чжан Цайся
Поделиться